18:39 

Странник вечности
07.10.2013 в 13:46
Пишет Ива Эмбла:

Перевод интервью Тома о "Пустой короне" для информ.ресурса AssignmentX.




«Пустая корона», выходящая сейчас в 21 час по пятницам на канале PBS в цикле «Great Performances», это серия из 4 исторических фильмов, поставленных по пьесам Уильяма Шекспира, с множеством натурных съемок. «Ричард II» вышел на прошлой неделе. В оставшихся трех частях - «Генрих IV» (часть 1 и 2) и «Генрих V» - Том Хиддлстон в главной роли, который начинает как жаждущий наслаждений принц Хэл и проходит через множество личных и королевских перемен, чтобы стать величественным Генрихом V. Джереми Айронс участвует в двух частях «Генриха IV», играя самого монарха.

Родившийся в Лондоне, выросший в Оксфордшире, Хиддлстон имеет отмеченную наградами актерскую карьеру в родной Англии. Зрители лучше всего знают его по роли враждебного Локи в «Торе» и «Мстителях», а также как Ф.Скотта Фицджеральда из «Полночи в Париже» Вуди Алена и полного сочувствия офицера кавалерии Первой мировой войны в «Боевом коне». Зрители серии «Masterpiece Mystery» на канале «PBS» могли видеть его игру вместе с будущим режиссером «Тора» Кеннетом Браной в первых двух сезонах «Валландера».

В настоящее время выхода в свет ждут несколько фильмов с Хиддлстоном. Вместе с Тильдой Суинтон он играет безумно влюбленного вампира в «Выживут только любовники» Джима Джармуша, возвращается в роли Локи в «Тор: Царство тьмы» и озвучивает одного из главных персонажей в мультфильме «Феи: Загадка Пиратского Острова».

В интервью «PBS» во время пресс-тура Ассоциации Телевизионных Критиков, Хиддлстон и Гарет Ним (вместе с Сэмом Мендесом, Пиппой Харрис и Дэвидом Хорном, являющийся одним из исполнительных продюсеров «Пустой короны») провели 45 минут, обсуждая сериал на сессии вопросов и ответов. Вскоре после этого, в зеленой комнате, Хиддлстон - фанат Шекспира, как он сам себя описывает, совершенно счастлив продолжить разговор о «Пустой короне», отзываясь очень восторженно о каждой стороне этого проекта.

ASSIGNMENT X (АХ): Вы с Сэмом Мендесом обсуждали возможность совместной постановки Шекспира до появления этого проекта?

TOM HIDDLESTON (ТХ): С ним нет, с Ричардом (Айром, режиссером «Генриха IV» (1 и 2 части)). Мне стало известно о начале проекта от кастинг-директора Мэгги Лан, я всю жизнь хотел сыграть принца Хэла, и мысль сделать это в фильме была привлекательной. Я попытался встретиться с Ричардом, но он был занят постановкой мюзикла «Betty Blue Eyes» и мировой премьерой «Мэри Поппинс», а я занимался пресс-туром для «Тора» - это было весной 2011. В конце концов, я встретил (Айра) во время остановки в Сингапуре, по пути в Сидней. Он собирался представить «Мэри Поппинс» в Сиднее, а я собирался на мировую премьеру «Тора», проходившую в родной стране Криса Хемсворта. Мы пытались встретиться всю неделю, но не могли согласовать графики. Мы сошли с самолета, и я воскликнул: «Ричард!» в 2 часа ночи в Сингапуре. Он спросил: «Том, что ты здесь делаешь?», и я произнес: «Я собираюсь на премьеру «Тора» в Сиднее». Он сказал: «Я буду представлять «Мэри Поппинс»».

И потом я просто рассказал ему, как всегда восхищался им и его работой, потому что он руководил Национальным театром, куда я ходил еще подростком, и, наверно, у нас был шанс присмотреться друг к другу. Потом, примерно через две недели, я паковал чемоданы в Лос-Анджелес на американскую премьеру «Тора», это был день королевского бракосочетания – принц Уильям женился на своей невесте. И в середине церемонии – я собирался и одновременно смотрел телевизор – позвонил Ричард Айр и сказал: «Я хотел бы предложить тебе роль принца Хэла». Я был на седьмом небе от счастья, запрыгнул в самолет и знал, что снимаюсь в «Мстителях» этим летом, но также знал, к чему предстоит вернуться.

АХ: То есть ты снялся в «Мстителях», а потом в «Пустой короне»?

ТХ: Да. После выхода «Тора» мы сняли «Мстителей» летом 2011, и затем зимой я приступил к работе над «Пустой короной».

АХ: Ты играл в какой-нибудь пьесе из «Пустой короны» раньше?

ТХ: Когда я учился в Королевской академии драматических искусств (РАДА), я играл Генриха V.

АХ: Значит, ты это уже проходил в драматической школе…

ТХ: Да. У нас была очень современная постановка, мы носили современный камуфляж, армейские вещи. И мы изменили главные роли, так, играя Генриха V, у тебя была красная нарукавная повязка. Также во времена моей учебы в РАДЕ - в 2002-2005 годах – было много действий в Афганистане. Думаю, в 2003 году США в союзе с Англией воевали с Афганистаном. Было много военных сил – справедливость военного вторжения была важной частью публичных дискуссий. Так что именно у этой постановки Генриха V был весьма современный налет.

АХ: Ты привнес что-нибудь из той постановки в эту или решил предоставить все режиссеру «Пустой короны»?

ТХ: Ричард Айр был режиссером «Генриха IV» (1 и 2 части), а Ти Шеррер снял «Генриха V». Всего было 3 фильма. Единственное, что я хотел привнести - я очень хотел сделать речь о дне Святого Криспиана более сокровенной. Я не хотел произносить громкую, напыщенную подстрекательную, высокопарную речь. Я хотел поговорить с моими людьми в тесном кругу, как я это делал в РАДЕ, но не так основательно, потому что ты слушаешь поэзию, и я отчасти хотел нарушить определенный шаблон, по которому произносят такие речи.

АХ: В фильме ты можешь произнести речь на камеру крупным планом, чего нельзя…

ТХ: Нельзя сделать на сцене, да. Это было очень трогательно и сокровенно. Тут была возможность быть интимным с камерой, что невозможно на сцене. Я всегда считал Генриха V очень интересным – дело в том, что люди приняли фильм (Лоуренса) Оливьера как окончательную версию, но сама пьеса более неоднозначная. Персонаж Генриха V - не герой без недостатков, он полон сомнений и тревог, и я хотел рассмотреть эти сомнения и тревоги, отдать почтение тексту и убедиться, что это комплексное прочтение молодого человека, который познавал себя и размышлял о природе войны, проходя через нее.

АХ: Узнает ли Генрих V природу лидерства в это же время?

ТХ: Полностью. Пьесы как раз об этом. Корона, пустая корона – символ власти, и это пустота символична тем, как она поглощает душу человека под ее властью. Во второй части «Генриха IV» есть удивительная речь, когда я примеряю корону у постели моего отца, и позже он говорит: «Зачем же ты забрал мою корону?» И я отвечаю: «Заговорил я, как с живой, с короной, и так ее корил: «Источник ты заботы, пожравшей тело моего отца. О, золото червонной чистоты, ты хуже золота неполной пробы! Его дают в растворе пить больным, а ты возносишь ввысь и убиваешь»». Идея власти, травмирующей и уничтожающей душу того, кто правит, действительно захватывающая сторона этих пьес.

АХ: То есть Генрих V ощущает этот страх, когда приходит к власти?

ТХ: Генрих V? Да, он произносит целую речь об этом. «Я должен все снести. О тяжкий долг! Близнец величия, предмет злословья глупца любого, что способен видеть лишь горести свои!» Очевидно, что эта тема восхищала Шекспира.

АХ: Спрошу, возможно, глупый вопрос о некоторых физических аспектах игры в «Генрихе V»: ты несешься галопом, запрыгиваешь и спрыгиваешь с лошади в полных королевских боевых доспехах – сложно ли слезть с лошади во всей этой броне, а не просто упасть плашмя лицом?

ТХ: (смеется) Да, это сложно. Мой первый день был очень техническим. Мне нужно было ехать верхом, скакать во весь опор вдоль рва с водой возле замка, с палящими пушками на заднем плане. Лошадь была довольно пугливая: это был истинный, неподдельный взрыв, и мне нужно было остановиться на определенной отметке, затем спрыгнуть и произнести, возможно, самую известную шекспировскую строку из всех написанных. Но я уже проходил испытания с лошадьми в «Боевом коне», так что теперь это для меня не проблема.

АХ: То есть ты научился обращению с лошадьми, играя офицера первой мировой войны в «Боевом коне», и применил эти навыки к верховой езде в «Генрихе V»?

ТХ: Точно.

АХ: Были еще какие-нибудь значительные физические испытания в «Пустой короне»?

ТХ: Конечно. Это само по себе испытание на выносливость. Я начал съемки 28 ноября (2012), закончил 14 марта. Так что я снимался глубокой зимой на улице, сражался на мечах или ездил на лошади в минус 5 градусов в кольчуге, а также произносил по 3 страницы шекспировских стихов. Нужно просто уметь оправиться, стряхнуть с себя пыль, вернуться и продолжить на следующий день. Это было огромное, огромное испытание.

АХ: Ты теперь по-другому воспринимаешь физические сражения, нежели раньше? Такое ощущение, что во времена Генриха V войну выигрывал тот, кто дольше всего смог устоять на ногах.

ТХ: Да, несомненно. Что интересно, я обсуждал это с другими ребятами: в первой части «Генриха IV» мы в течение двух недель снимали битву в снегу, выполняли боевую хореографию в грязи, сырости и на морозе, в минус 3 градуса. И я сказал: «По крайней мере, если бы ты действительно участвовал в битве при Шрусбери, после полудня все бы уже закончилось». Понимаешь, о чем я говорю? Тебе не нужно было возвращаться на следующий день и повторять это опять. Так что да, без сомнения - это было одно из самых сложных физических испытаний, которые мне приходилось выполнять.

АХ: Учитывая, что тебе довелось играть эволюцию от Хэла до Генриха V, расстраивало ли тебя, что кое-что приходилось делать не по порядку?

ТХ: Нет, на съемках обычно так и происходит. Ты никогда не снимаешь по порядку, ты снимаешь согласно локациям. Ты снимаешься в одном месте, закончив, двигаешься дальше. Но это увлекательно, я бы с удовольствием повторил еще раз, если бы жизнь была дольше.

АХ: Ты смог бы теперь сыграть это на сцене?

ТХ: Да, наверно. Я мог бы попробовать (смеется). Надо перестать сниматься в фильмах про супер-героев, чтобы найти для этого время.

АХ: Сделали ли «Мстители» что-то для того, что теперь ты можешь сказать: «Я бы хотел участвовать в этом проекте», и люди бы говорили: «Хорошо, ты способен принести прибыль»?

ТХ: Наверняка. Думаю, ни одному актеру не говорят, как меняется ситуация. Конечно, они помогли. Единственное неопровержимое доказательство для меня – когда режиссер, которого я уважаю, посмотрел фильм и восхищается моей работой в нем. Это все, что я знаю. Для людей, управляющих студиями, или подсчитывающих цифры – не знаю, меняет ли это что-то для них.

АХ: Ну, ты важная часть фильма, собравшего больше денег, чем кто-либо предполагал…

ТХ: (смеется) Да, это помогает. Если когда-либо возникает доля сомнения, что я не являюсь хорошим вложением для будущего проекта, мои агенты всегда говорят: «Знаете, он был в одном из самых успешных фильмов всех времен…»

АХ: В интернете есть ролик, где ты в полном образе Локи (за исключением шлема) обращаешься к зрителям в зале Н на Комик-Коне, собираясь представить трейлер для «Тор: Царство тьмы». Ты заставил публику скандировать имя Локи и клясться в верности. Тебя пришлось заставлять это делать, или ты подумал: «О, это звучит весело»?

ТХ: Это звучало увлекательно. Меня не нужно было, не пришлось заставлять. У Кевина Файги (главы студии Марвел) возникла хорошая идея. Он сказал: «Думаю, тебе стоит появиться в своем образе и что-нибудь сделать». И я не переставал раздумывать об этом, это вертелось у меня в голове, и я подумал: «Это будет смешно».

АХ: В конце ты говоришь: «Кажется, у меня есть армия», и эти люди выглядели так, словно они готовы следовать за тобой куда угодно. Был потом соблазн пойти и захватить Сан-Диего?

ТХ: Нет. Адреналин от выступления перед 7000 зрителями - все из которых преданные, в свете того, где появилась привязанность к этому персонажу - я вошел в эту стену звука и бешенства, и адреналин, бегущий по моему телу.. Говорят, когда ты выступаешь в подобных обстоятельствах - врачи говорят, что адреналин, проходящий через твое тело, слегка похож на адреналин в середине автокатастрофы. Я ушел со сцены и начал потеть, так что я был очень рад снять костюм при первой возможности, и Сан-Диего был спасен от моих властных, фашистских лап (смеется).

АХ: Ты доволен тем, как получился «Тор: Царство тьмы»?

ТХ: Я не видел его полностью, только немного. Мне не терпится посмотреть его. Думаю, он получится очень красивым и крайне захватывающим.

АХ: Возвращаясь к «Пустой короне», после этого или любого другого опыта у тебя не возникло желание поставить Шекспира?

ТХ: С удовольствием, когда-нибудь.

АХ: Что, по твоему мнению, должно произойти, прежде чем ты сможешь это сделать?

ТХ: Наверно, мне нужно найти на это время, а также быть достаточно храбрым, чтобы вообразить, какую пьесу я хочу поставить и почему, и быть крайне строгим с собой о том, что нового я могу привнести в трактовку этого произведения.

АХ: Ты бы хотел еще что-то сказать о «Пустой короне»?

ТХ: Боже. Знаешь, я надеялся, что на сессии вопросов-ответов до этого, я сумел передать мою огромную и неугасающую страсть к Шекспиру. Он должен переходить, как Олимпийский огонь, от поколения к поколению, и быть открыт к обновлению, переосмыслению и пересмотру (имелось ввиду «новое видение», а не «исправление») во многих отношениях. И я надеюсь, что зрители будут увлечены и взволнованы трагедией и феноменом этого драматурга, понимавшего человеческую природу глубже, чем кто-либо, о ком я могу подумать. И что они получат столько же удовольствия при просмотре, сколько я получил при его создании.

---

Переведено Думать Дважды для ⚜ HiddlesNews ⚜

URL записи

URL
Комментарии
2013-10-14 в 12:28 

Ива Эмбла
Не попрошу прощенья за любовь Свою земную Она превыше ада или рая И, на костре ее сгорая, Не буду чувствовать ни боли я, ни мук...
Странник вечности, прочитала? Такое интервью бесподобное))) Всегда с удовольствием читаю то, что говорит Том))) Никогда не допустит банальности, всегда вдумчивый и нестандартный ответ на любой вопрос! А ты Пустую корону смотрела?

2013-10-14 в 12:52 

Странник вечности
Ива Эмбла, да, смотрела. Жаль, что я английский знаю очень слабо, надо в оригинале смотреть и без субтитров, чтобы не отвлекаться.
Том - гений, светлый гений. Поэтому Он его и избрал. ) Бог выбрал Достойнейшего.

URL
2013-10-14 в 12:59 

Ива Эмбла
Не попрошу прощенья за любовь Свою земную Она превыше ада или рая И, на костре ее сгорая, Не буду чувствовать ни боли я, ни мук...
Странник вечности, Том - гений, светлый гений. Поэтому Он его и избрал. ) Бог выбрал Достойнейшего. да, абсолютно))) А я смотрела и пересматривала без дубляжа с сабами) Шекспир - это староанглийский, тут нужен высший пилотаж, чтобы понимать. Да, сабы поначалу отвлекают, но если смотреть несколько раз, уже не замечаешь их. Кстати, мы организовывали показ Пустой короны на большом экране, ты не ходила? Я спрашиваю потому, что не всех же знаешь в лицо, да и под никами все. Народ пришел - человек 15 или 20, но кто именно - я естественно не знаю

   

Я поклоняюсь тебе, о Шрамоустый,

главная